Главная Интересное «Эти картины мне сразу не понравились…»

«Эти картины мне сразу не понравились…»

12 second read
0
0
1

«Эти картины мне сразу не понравились...»

Скандал с подделками шедевров, которые больше 40 лет висели в Ростовском кремле, набирает обороты.

Как могло получиться, что пропали бесценные картины? И почему столько лет об этом никто не знал?

Две пропавшие картины — это поистине шедевры русского авангарда. Работы самого Казимира Малевича («Самовар», 1913 г.) и Любови Поповой («Беспредметная композиция», 1918 г.).

— Конечно, это бесценные вещи, — говорит искусствовед, эксперт аукционного дома «Русская эмаль» Андрей Никольский. — Начнем с того, что работы русского авангарда выставляются на продажу крайне редко. Просто их в мире мало.

Приведу некоторые цифры. Последний раз картину Малевича купили за 85 миллионов долларов, а Поповой — за миллион с лишним. По-моему, цифры говорят сами за себя.

Да, кто-то, видимо, неплохо заработал. Но как вообще такое могло произойти? Итак, обо всем по порядку.

В 2017 году было принято решение провести масштабную экспертизу предметов искусства Ростовского кремля. Результаты буквально шокировали: две картины, которые составляли гордость музея, оказались подделкой!

В ходе служебной проверки выяснилось, что подмена подлинников произошла с 1960 по 1972 год. И что совсем уж удивительно, в течение многих десятилетий никто даже глазом не повел и ничего не заподозрил.

За разъяснениями мы обратились к старшему научному сотруднику Третьяковской галереи Левону Нерсесяну.

— Как думаете, в Третьяковке такое возможно?

— Нет. Не представляю, чтобы у нас случилось что-то подобное. Это же нужно внести в музей копию, умудриться вынести подлинник. Не представляю, как это возможно…

— А произошедшее в Ростовском кремле — из ряда вон выходящая ситуация? Или просто наши провинциальные музеи редко проверяются?

— В каждом музее свои порядки. На самом деле перед провинциальными музеями стоят очень большие задачи, первая из которых — укомплектовать штат так, чтобы сотрудники были соответствующего профессионального уровня.

Ведь почти во всех провинциальных музеях коллекции очень обширные — показывают жизнь определенного места от самых древних времен до дня сегодняшнего. И далеко не во всех музеях такого плана есть хорошие специалисты по авангарду. Их вообще очень мало. А уж в провинции!..

— Но почему же за эти 40-50 лет ни у кого даже подозрения не возникло?

— Вот представьте себе: сидит хранитель Мария Потаповна. Год, два, три, пять… Вся коллекция авангарда у нее перед глазами изо дня в день. И почему ей в голову однажды должна прийти мысль: а Попова ли это? А уж не подменили ли мне Малевича? Вот с какой радости?.. 

А потом, поймите и хранителей. Они видят предметы своей коллекции изо дня в день. Глаз замыливается, уходит острое восприятие предмета.

И все же «МН» нашел человека, у которого подозрения по поводу данных работ уже возникали. Им оказалась искусствовед Светлана Джафарова, которая в далеком 1987 году везла картины на выставку в Японию.

— Помню, что когда еще в Ростове увидела эти работы, то они мне сразу не понравились. Тогда подумала: как они нехороши, — вспоминает Джафарова. — И я даже спросила у сотрудников: они что, только что после реставрации? Мне ответили: да, после реставрации. А когда уже в Японии, в музее, глубокой ночью мы их развешивали по стенам, я увидела совершенно отчетливо: да, они нехороши. И главное, мне показалось, что они вообще написаны одной рукой.

Позже я говорила об этом в Министерстве культуры, но почему-то от меня отмахивались: мол, молчи, за умного сойдешь. А потом в 1991 году, когда в Третьяковской галерее была конференция о Малевиче, я сделала доклад о трех его картинах, в том числе о «Самоваре», и позволила себе предположить, что существует и копия. И даже тогда на это не обратили внимания… Почему?

В те годы понимание этого вида искусства было очень слабое, хороших специалистов — раз-два и обчелся. Я вам даже так скажу: к специалистам по русскому авангарду вообще было негативное отношение, их не только не продвигали по службе, а даже «топили»…

Сегодня, конечно, ситуация другая, русский авангард во всех смыслах в цене. Но возникает другой вопрос: если провести массовую экспертизу предметов искусства в региональных музеях, какие будут результаты? Некоторые искусствоведы считают, что сюрпризов нас ожидает много…

Просмотров: 87

Поделиться

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Татьяна Кравченко
Загрузить еще в Интересное

Смотрите также

Влад Фурман: «Настоящие профи — люди скромные»

Известный питерский режиссер Влад Фурман («Бандитский Петербург», «Купри…